Как я уже упоминал в предыдущей части отчета об экспедиции в недоношенный город Бонивур, было у нас две интересных беседы с людьми. Сегодня я хочу рассказать о беседе с мужичком, которого мы подобрали на перекрестке, где выезд из села Нижнетамбовское на трассу Николаевск-на-Амуре – Селихино.
 
Он махнул нам рукой, напарник сказал, что давай-ка, Саня, подкинем мужика, а то тайга, да движение автомобилей слабое. Пригласили в «Крузер». Началась беседа. Имени мужика не спрашивали, да и сами не представлялись, буду условно называть его Миша. Вообще в дороге я редко у кого спрашиваю имя или называю свое, мы ведь вряд ли когда встретимся еще...
 
Миша сказал, что пытается поймать машину уже около часа, как я понял, это еще ему повезло – по трасс едет 3-5 машин в час и то всякие лесовозы, да и дело шло к вечеру, все ехали из Селихино, а не обратно.
 

 

 

 
Напарник сначала решил  по своим сотовым делам попытать мужика. Миша живет в Вознесенском, а работает экскаваторщиком в компании «Ленгаз» - кладут новый газопровод. Я заметил одну особенность у местных, как в Нижнетамбовском, когда мы расспрашивали про Бонивур, так и вот у жителя Вознесенского. Когда задаешь вопрос, а как у вас то-то и то-то, они начинают отвечать, называя конкретные имена и фамилии. Например, спросили: а какой у вас в поселке самый крупный магазин? Ответ: ну, у нас их пару десятков, но самый лучший держит Юра Иванов, у него еще есть брат Лёха. Вот у Юры Иванова магазин, он даже в аренду сдает свободные площади. Он так рассказывает, как-будто нам знакомы имена Лёхи и Юры. То же и в Нижнетамбовском было, на поисках Бонивура, когда местные нам говорили: да вот вниз к Амуру спуститесь к Якову, художнику, он вам расскажет, как тут было. Или в Заречное (в Бонивур, оно за рекой Хальзан от Нижнетамбовского) съездите к Шалашовым, они тут первые на стройке были. Ни адреса при этом, ничего – есть Шалашовы и есть, а там покажут.
 
Далее Миша в легкую дал нам сотовый Лёхи, брата Юры, магазинного магната местного масштаба. После этой «рабочей» части мы попытались расспросить его про строительство города Бонивур. Он сказал, что в курсе строительства, которое начиналось, но подробностей не знал. Зато рассказал нам о том, как варят трубы для газопровода, что американская машина-автомат может это делать только на ровных участках, зато наши молодцы легко это делают вручную на участках, где есть изгибы.
 

 

Рассказал он нам и историю о том, что как-то он рыл на своем экскаваторе Hitachi траншею и чего-то в кабине обернулся назад, а там… медведь лежит и смотрит на него. Я, было, спросил: «а не страшно ли», но сообразил, что он-то внутри экскаватора сидит. Миша показал нам фотку этого медведя. К сожалению, я чутка постеснялся фотку себе в телефон скопировать, но там медведь лежит, как кот, скрестив лапы перед собой. Спросили, как выкрутился из такой пикантной ситуации. Он сказал, что просто развернул экскаватор, поднял ковш и помотал им перед медведем, а медведь испугался этого стального исполина с ковшом и ретировался в лес.
 
Проехали пару десятков километров, спрашиваем у Миши, а что там есть за здание возле дороги, где поворот на поселок Мачтовый? Он нам и говорит: так этот же поселок сгорел целиком весь, когда тайга полыхала! Я: опа! Едем! На повороте на Мачтовый съехали с основной трассы, проехали метров сто. Вылезли из машины, Миша сам тоже молча вышел с нами. Смотрим это двухэтажное разваливающееся здание, которой видно даже с дороги. Сначала оно напомнило нам ЖД вокзал. Как я говорил, раньше из Селихино была проложена узкоколейная железная дорога, которую потом разобрали, включая шпалы. Осталась только насыпь, сквозь которую пробиваются молодые березки. Но на картах железка обозначена. Я пошел дальше в тайгу от здания, но поблизости насыпи не обнаружилось, так что это точно не вокзал. Пошли внутрь здания, напарник на второй этаж по почти развалившейся лестнице, я на первый. Стали вслух гадать, что это. Миша нам сказал снаружи через выбитое окно: да это дизельная станция, вон на полу крепления от дизелей остались. Немного пофотали.
 

 


 

Попробовали проехать к самому Мачтовому, коему, принадлежала эта дизельная станция. Знак у дороги показывал, что до поселка полкилометра. Но там такие ямы и лужи, что ехать не рискнули – мы бы там застряли надолго – машин и так мало, а мы еще и в стороне от основной трассы. Прошлись пешком метров 200, потом я один еще 200. Миша тем временем остался у машины, совсем не изъявил желания идти по холоду. Потом я решил вернуться – после увиденных лосей и фоток медведей, как-то неуютно в тайге. Вернулся назад.
 
"Тайга в огне.
С каждым днем еще более осложняется ситуация в Хабаровском крае.
По оперативным данным, здесь горят более 470 тысяч гектаров тайги. Если
циклоны накрывают ливнями соседнее Приморье, то над Приамурьем проносятся
лишь шквальные ветры, еще более раздувая лесные пожары.
С огромным трудом удалось отстоять в минувшие двое суток от огня
населенные пункты Циммермановку, Боктор, Снежный и другие. Поселок
Мачтовый Комсомольского района оказался окольцован огнем."
Российская газета от 26-09-1998

 

Завели «Крузак» и поехали к Селихино. Миша нам решил немного рассказать о тайге, что происходит после пожара".
 
Сначала, после лесного пала, на земле ничего не растет несколько лет. Затем появляется трава, чуть позже кусты. Приходит черед берез и ольхи, они растут и земля восстанавливается. Позже появляется лиственница, сосна и кедр. Вот они и начинают душить березняк и ольховник. Растут, крепчают и в итоге душат все деревья. Вот так и получается непроходимая тайга…
 


 

 
Прикатили в Селихино, Миша нам суёт 100 рублей. Я ему: Э? Он: вот возьмите за то, что подвезли! Я: Вы нам столько интересного рассказали и еще и деньги даете? Не надо это!
 

 

Пожали руки и попрощались. Мишу уже ждала машина в Селихино с какой-то барышней за рулем, а мы повернули на 90 градусов на север и рванули в сторону Комсомольска-на-Амуре…

Источник: http://aleonkin.livejournal.com/240686.html